… обладал блестящим и причудливым умом,

принялся рисовать … развлечения,

то есть разговоры, шутки о любви и ревности,

взятые из жизни, они впечатляли всех (Алессандро Лонги)

Сын точно описывают живопись, которая прославила его отца Пьетро Фалька, известного как Лонги (Венеция, 15 ноября 1701 г. — 8 мая 1785 г.). Каналетто оставил нам виды Венеции, а Лонги показал повседневную жизнь разных слоев населения, и впервые внимание зрителя обратилось на жизнь женщин – дам высшего света. Повседневная жизнь, привычки, повторяющиеся, ставшие ритуальными действия, этикет. Кроме того, картины Лонги – это прекрасные интерьеры, украшенные гостиные и дома, это мода 18 века – одежда и предметы.

Предполагаемый автопортрет художника Пьетро Лонги, 1759, Ка Реццонико, Венеция

После обучения в мастерской веронца Антонио Балестра, Пьетро направляется в Болонью. Под влиянием жанровой живописи Джузеппе Марии Креспи художник Лонги начал свою карьеру с исторических полотен. Но они не особенно понравились венецианским заказчикам, и в 30-летнем возрасте художник меняет жанр. Пьетро Лонги обращается к жанровым сценкам небольшого формата, на которых рассказывает о повседневной жизни венцианцев: народ, толпящийся на площадях, уличные торговцы на рынке, служанки в тавернах. Сценки оживленные и непринужденные, сценки подсмотренные на улочках Венеции.

Пьетро Лонги, Аптекарь, 1752, Академия Венеции

Известная картина Аптекарь знакомит нас с чудесной аптекой восемнадцатого века со стеклянными банками разной формы и альбарелли – большими керамическими вазами с лекарственными травами, аккуратно расставленными на полках. Хмурый аптекарь сосредоточен на визите хорошо одетой простолюдинки, она подняла глаза к изображению Мадонны на стене, просит у нее защиты. Рядом ждут своей очереди двое пациентов, а секретарь за столом выписывает медицинские рецепты с назначениями аптекаря. Скромно одетый подмастерье возится с грелкой на переднем плане. Здесь же стоит внушительное растение американской агавы.

В 40-е годы, после успеха жанровых сценок из жизни простолюдинов, Лонги снова сменил тему: он стал рассказывать о жизни знати, изображая различные моменты так называемой “женской жизни” венецианской дамы. Начиная с утра — пробуждение, шоколад, туалетный столик, парикмахер, днем — уроки танцев, портниха, вечером семейные концерты и вечером развлечения.

Пьетро Лонги, Утренний шоколад, 1775-80, Ка Реццонико, Венеция

Утренний шоколад, завтрак того времени, подавался поздним утром. Сверху рубашки на плечи накинут голубой плащ отороченный мехом плащом, женщина сидит в кровати и встречает своих друзей и родственников: мужа в красном камзоле и настоятеля, который сидит и читает ей письмо. Слуга предлагает шоколад в изящно декорированных фарфоровых чашечках. На кровати мы видим и традиционные венецианские пончики буссола.

Пьетро Лонги, Урок географии, 1752, Кверини Стампалья, Венеция

Сценки в домах венецианских патрициев становятся настоящим семейным портретом в неофициальной обстановке.

На уроке географии для молодой девушки мы оказываемся в доме аристократа. Может быть, это семья Дольфин, тогда молодая женщина Елена Мочениго.

Вероятно, и то, что это дом семьи Сагредо, тогда девушка на уроке географии Контарина Сагредо. О ее жизни подробнее читайте в статье Инвизиция, дамы и казино.

Горничные подают шоколад на подносах (хочется сказать перерыв на кофе, но кофе – деликтес в те времена подавали в больших чашках.

Такие большие чашки для кофе мы видим на картине Кофейная Боттега Пьетро Лонги

Женщины семья Дольфин изображены на встрече с Портным.

Пьетро Лонги, Дама принимает портного, 1742, Академия Венеции

В гостиной мы видим Самаритану Дольфин и ее дочь Марию Веньер под строгим взглядом с портрета ее дяди Николо Веньер, прокуратора Сан-Марко. Кажется, он тоже участвует в переговорах с портным о покупке великолепной синей парчи. Из нее сошьют роскошное платье, достойного вечера в Палаццо.

Пьетро Лонги, Примерка платья, 1750 год,
Ка Реццонико, Венеция
Пьетро Лонги, Дама перед зеркалом, 1740, Академия Венеции

Момент подготовки к приему гостей Дама перед зеркалом — один из самых важных моментов в распорядке дня венецианской дамы. Каждая складка роскошного платья из золотой парчи с цветочным узором должна быть правильно уложена – в зеркале дама рассматривает себя и платье.

Пьетро Лонги, Дама и парикмахер, 1760, Ка Реццонико, Венеция

Парикмахер и дама. Хроника 18 века, мы видим один из моментов повседневной жизни знатной венецианки . В богато обставленном доме, с коврами на стенах и портретом предка даме укладывают волосы в затейливую прическу. Её ждет выход в общество. Рядом расположилась нянька с дочерью дамы. Цвета зелено-коричневый, красный и синий разных оттенков. Позы статичны, лицы не выразительны, о психологии персонажей Лонги нам ничего не сообщает, все внимание на детали. Одежда изображена подробно, детально и свидетельствует о положении в обществе каждого персонажа. Лонги аккуратен и в предметах, расположенных на туалетном столике, и в катушке ниток, упавших у ног дамы. Чей это дом? Лонги сообщает нам в надписи на портрете предка – это не кто иной как Карло Руццини — Дож Венеции с 1732 года.

Карло Руццини, художник Джироламо Брузаферро,1732 год, зал голосования, Дворец Дожей, Венеция

Барышня в широком легком платье из Урока танцев грациозно принимает танцевальную позу, сразу привлекая наши взгляды. В правой руке она держит платок, наставник указывает на правильное положение ножки, выглядывающей из-под платья. Урок танцев проходит под музыку, мы видим скрипача рядом.

Пьетро Лонги, Урок Танцев, 1741 год, Ка Реццонико, Венеция

Танцы – обязательны для образования молодой девушки, в кресле расположилась мать, которая присматривает за происходящим.

Домашние концерты были обычным развлечением семьи и ее гостей по вечерам. Все знатные умели играть на разных музыкальных инструментах, интересовались музыкой и часто приглашали музыкантов на свои вечера. В доме патриция развлекаются: священники и монах играют в карты, скрипачи развлекают музыкой. Женское присутствие передано через предметы – похоже, что женщина вышла на минуточку. На бархатном табурете рядом с ее собачкой шаль и драгоценная коробочка. Собачка, как и мы ждет ее возвращения.

Пьетро Лонги, Концерт, 1741, Академия Венеции

День благородных дам-венецианок расписан по минутам, сложились четкие ритуалы – от утреннего шоколада до менуэта, от шикарного платья до концерта. Во многих домах знати проводились салоны – их называли ридотти или казини. Места общения, встреч, дискуссий, развлечений, игр были признаны опасными для женщин высшего света. Там можно было встречаться и общаться с мужчинами бесконтрольно. Только в 1767 году Инквизиция Венеции разрешила знатным женщинам посещать казини, но с одним условием. Женщины там были обязаны появляться в масках, лицо должно быть закрыто.

Во время карнавалов (а в Венеции они длились до полугода!) венецианцам и иностранцам разрешалось открывать ридотти – место для азартных игр и развлечений. Аристократы – и мужчины, и женщины надевали карнавальные маски, чтобы скрыть лицо и остаться неузнанным. Палаццо Дандоло (теперь это Отель Монако и Гранд Канал), где ежегодно открывался Ридотто, был ни чем иным, как первым публичным залом для азартных игр в Европе. Пьетро Лонги неоднократно писал картины с изображением венецианцев, собравшихся развлекаться и играть в Ридотти Дандоло – самом модном и известном в то время. Знаменитому Казанове туда писали письма – адрес Ридотто был его официальным почтовым адресом.

Школа Пьетро Лонги, Ридотто в доме Дандоло из Сан Мозе, 1750, Музей Палаццо Монтанари, Виченца

Картина Лонги Ридотто Дандоло утеряна, мы знаем ее на версиях Франческо Гварди в музеях Бергамо и Венеции. Мы видим аристократов в традиционных масках баута и моретта. Но у некоторых лица открыты. Почему? Это так называемые барнаботти – аристократы с финансовыми проблемами. Они сами не играли, а работали в качестве организаторов и распорядителей (что-то типа современных крупье), маска им не полагалась.

Гварди, Ридотто Ка Джустиниан из Сан Марко, 1760, Бергамо; фрагмент дама с веретеном
из Ридотто Дандоло , Виченца

Много символических намеков внес художник – в руках одной женщины веретено в голландской живописи указывал на проституку). Барнаботти отдают ключ от комнаты – развлечения в ридотти не ограничивались игрой в карты. Интриги, политика, любовные приключения…

Пьетро Лонги оставил нам интересную картину Прерванная игра или Обморок. Опрокинутый игральный столик, разбросанные карты и озабоченные слуги — Кто знает, что вызвало обморок у молодой женщины на одном из вечеров в ридотто?

Пьетро Лонги, Обморок дамы или Прерванная игра, Палаццо Монтанари, Виченца

Персонажи на полотнах Лонги статичны, они изображены в ограниченном замкнутом пространстве с искусственным светом, их поведение подчиняется этикету.

Эти новаторские по сюжету и искусно написанные картины принесли успех Пьетро Лонги, признанного идеальным летописцем венецианского общества XVIII века. В полотнах Лонги действительность становится главным героем, как в пьесах его друга Карло Гольдони. Героями стали уже не маски комедии дель арте и не античные герои, а настоящие и реальные люди, с пороками и добродетелями, в которых они могли узнать себя. “Лонги, ты моя Муза, кистью своей зовешь искать истину” (Карло Гольдони)

Читайте статьи на сайте

Как любопытная старушка спасла Венецию

Куртизанки Венеции глазами англичан

Салон Сильвии — «просто королевы» — Верона

Чудо в древнем Риме

Играли, играем и будем играть!

История Марианны — женские монастыри — 16 век