Надо ли реставрировать старые картины? Странный вопрос для нас – конечно ДА. Но так не считают директора Лувра. Десятки лет они не осмеливаются показать нам Джоконду такой, какой написал ее Леонардо.

Самая известная картина в мире Джоконда, но никто не видит ее такой, как видел художник. Её покрывают многочисленные наслоения грязи, окислившихся пигментов и дорисовок неумелых реставраторов прошлого. Мы видим зеленоватое небо, янтарный цвет кожи, а какой она была “в молодости”? Картина давно требует ухода и чистки. Если бы речь не шла о шедевре, ее давно бы привели в порядок, но… мы привыкли видеть ее такой, Джоконда стала “иконой”, символом, и понравится ли зрителям “обновленная”, очищенная от груза веков Джоконда???

Джоконда, Музей Лувра

Случится то, что получилось в Сикстинской Капелле после реставрации фресок Микельанжело. Мы увидели фреску Страшный Суд такой какой ее задумал и выполнил художник – с яркими, живыми, блестящими цветами. После “кофе с молоком” – привычного цвета тел на потускневшей с веками фрески яркие краски после реставрации вызвали полемику.

До и после реставрации в Сикстинской Капелле

Несколько лет назад в запасниках Музея Прадо в Мадриде нашли копию Джоконды. Её создали в мастерской Леонардо его ближайшие ученики (вероятно, при участии самого мастера). Читайте подробнее об ученике Леонардо Салаи – Вор и лжец – любимый ученик. Что мы видим после очистки? Кожу молочной белизны, голубое небо, красные рукава платья – такой была и Джоконда из Лувра?

Джоконда, Музей Прадо

Дирекция Лувра не отваживается на реставрацию Джоконды, мы привыкли ее видеть такой “туманной и загадочной”. А какой ее задумал и сделал Леонардо?

Новый директор Академии Венеции Джулио Маньери Элия отважился на реставрацию не менее важного шедевра – Старухи Джорджоне. Мы говорим о гениальном венецианском художнике, современнике Леонардо. Основатель венецианской школы живописи, мастер сфумато, воздушной перспективы и венецианского тонализма Джорджоне прожил мало – его карьера длилась чуть более 10 лет. Он оставил нам всего ОДНУ подписанную работу и мы прискорбно мало знаем о его жизни и творчестве. Достаточно вспомнить имена его учеников – Тициан, Себастиано дель Пьомбо и понятно, какое влияние оказала живопись Джорджоне на современников и всех последующих художников.

Старуха, Джорджоне ДО реставрации

Картина Старуха ( уверенная аттрибуция Джорджоне) изучалась несколько лет, и после реставрации опытными специалистами вернулась в Академию Венеции. Вернулась и все поняли, что перед нами шедевр.

Старуха Джорджоне ПОСЛЕ реставрации

Не такая уж и старая Старуха

Исследователи привыкли видеть ее с морщинами, темной кожей, как и положено старухе и считать предвосхищением Караваджо в творчестве Джорджоне. Очистка от наслоений и дорисовок предыдущих “реставраторов” , от вековой пыли и копоти показала нам привычную венецианскую палитру.

Такой колорит мы видим в Венеции и у Джованни Беллини, и у Тициана, такой же яркой и живой была цветовая гамма и у Джорджоне. Вероятная дата создания – первые годы 16 века. После реставрации картины появилось сходство стиля и техники с подписанной Лаурой (Музей Искусств в Вене) и с загадочным Портретом Мужчины (музей Сан Диего).

Портрет Мужчины, Музей Сан Диего, Калифорния – одежда была фиолетовой

Многие работы теперь можно с большей уверенностью приписывать кисти Джорджоне (Друзья, Музей Палаццо Венеция, Рим).

Друзья в Музее Палаццо Венеция, Рим – фрагмент

Кто же она – эта Старуха?

Кем могла быть эта старая женщина, которую не пощадило время и не пощадил художник? Аллегория? Вряд ли, ведь перед нами живой человек, реальный портрет без прикрас – беззубая, растрепанная старуха. В её руках свиток с надписью COL TEMPO (Со Временем…) становится символичным. Да, со временем проходит молодость, увядает красота и этого не избежать ни одной красавице на свете.

Исследования в ультрафиолете

Ответ на вопрос, кем была эта женщина есть в первой инвентарной описи венецианской коллекции семьи Вендрамин – “мать Дзорзона кисти Дзордзона” Благодаря исследованиям Джачинто Чеккетто мы теперь знаем и ее имя АЛЬТАДОНА сира Франческо из Камполонго из Конельяно, вдова нотариуса Джованни сына Гаспаре Барбарелла из Кастельфранко. В результате кропотливой работы в архивах даже прослеживается биография матери художника Джорджоне.

Кто мог быть заказчиком такого портрета? Скорее всего, заказчика не было, это был ее сын художник, который и написал Портрет матери.

Гений Джорджоне опередил время – время Портрета матери Рембрандта и время Караваджо и его последователей. Картина была в мастерской художника до момента смерти в 1510 году.

Как она оказалась в коллекции Вендрамин в XVI-XVII веках? Этого мы пока не знаем, венецианская семья Вендрамин владела еще одной работой Джорджоне из Кастельфранко – загадочной и непонятной картиной Гроза.

Читайте статьи на сайте

Письма римских солдат – пришлите мне топор!

Подарите мне картину Рафаэля!

Одиссея винного кувшина

Загадочная фреска Леонардо

Мумия и исчезнувшая принцесса