Городские рабы, часть III

16 мая, 2014

Городские рабы, часть III

В предыдущей статье об использовании городских общественных рабов в Римской Империи мы говорили о том, что образованные рабы служили магистратам города и были заняты на бюрократических работах, это и писари, архивариусы, секретари и  сборщики налогов,также публичные рабы города использовались и на других работах.

Языческие храмы

Найдены примеры использования городских рабов в качестве охранников храмов, «садовников», ухаживающих за растительностью вокруг священных мест, где поклонялись богам, и помощников жрецов для жертвоприношений.  В северной Италии прослеживается тесная связь между либерти-освобождёнными рабами и городскими рабами в обслуживании храмов, в особенности это касается культа Манья Матер. Из пяти надписей четыре связаны с этим культом, в таких языческих храмах город поклонялся выбранным им богам, и содержались храмы за счёт властей города — магистратов. Поэтому использование общественных городских рабов в них закономерно.

Амфитеатр города Пулы в Хорватии

Амфитеатр города Пулы в Хорватии

В Музее надгобий  им. Маффея в Вероне есть плита, которую Верониус Карпус посвятил матери Веронии Трофиме, жрице храма Маньи Матер, и мужчине Верониусу Примусу (своему отцу?). Фамилия связана с городом Вероной, поэтому речь идёт о семье освобождённых городских рабов. Где и когда найдено это надгробие нам, к сожалению, не известно, но на нём есть указание на дату. Надпись Верониус Карпус, служитель Клавдия позволилв учёным отнести это надгробие ео временам императора Клавдия, 41-54гг. н.э.

 

Реконструкция Арены Вероны, так она должна была выглядеть в 1 веке

Реконструкция Арены Вероны, так она должна была выглядеть в 1 веке

 

Обслуживание амфитеатров

Участие публичных рабов в обслуживание зрелищ в амфитеатрах логично, но пока такое использование — только предположение. Основание для него – надписи, посвящённые городскими рабами богине судьбы Немезиды, культ которой был распространён среди гладиаторов и тех, кто был связан со зрелищами в амфитеатрах. Надписи найдены на территории Испании (2) около амфитеатров, в Риме – 1, и две на территории Галлии Цизальпины. Около амфитеатра в Пола обнаружена надпись-посвящение Немезиде от публичного раба Акутия, и в Аквилее – от раба города Геркулиса.

Общественные рабы использовались для подготовки игр гладиаторов и зрелищ в амфитеатрах, для чистки, обслуживания зверей и для охраны.

 

Городские земли – лесники сальтуарии.

Встречается использование городских рабов в качестве сальтуариев, что напоминает современных лесников. Сальтус – это земли в размере 4 центурий, то есть 200 гектаров, которые относились к городам. Обычно эти земли не были сельскохозяйственными полями, на них были леса и луга. Город их использовал для выпаса скота, добычи полезных ископаемых, камня, древесины и угля. Для каждого такого сальтуса назначали смотрителя-управляющего из общественных рабов города — сальтуария.

Мы с вами поняли, что городские рабы часто были людьми образованными и занимали должности в городской администрации. Каково было их социальное положение по сравнению с остальными рабами, принадлежащими жителям города? Многие историки утверждают, что городские рабы находились в более привиллегированом положении по сравнению с частными рабами.

Надгробие Аэлиты Фортуната, вторая половина III века

Надгробие Аэлии Фортуната, вторая половина III века

Законом было установлено, что город должен был гарантировать жильё своим рабам. Магистраты были обязаны выделить им места для проживания. С другой стороны и частные рабы жили в домах хозяев, но у них не было собственных комнат и спали они, например, на порогах комнат хозяев. У городских рабов было своё жильё, выделенное им городом, преимущество в этом случае. Хозяин рабов был обязан кормить их и одевать, также и в случае городских рабов, их кормили и назначали зарплату за их работу. В этом также отличие от частных рабов, которые работали за кусок хлеба, а не за зарплату. После освобождения городские рабы должны были продолжать ту же работу, назначенную им магистратами, только уже в другом статусе. Рабам не позволяли вступать в брак, и все надписи, касающиеся рабов и указывающие на жену или мужа, на самом деле говорят нам  о фактическом сожительстве, а не о браке. В Вероне в 1982 году найдено надгробие рядом с площадью Синьоров во дворе Трибунала. В средние века его использовали как строительный материал, теперь оно в запасниках Археологического Управления Венето. На белом камне надпись, посвящённая Аэлии Фортунате, сожительнице городского раба Потинуса. Аэлия – имя часто встречающееся на территории  Х района Venetia et Histria, есть ещё три надписи с таким именем в Вероне. А вот её фамилия Фортуната – Счастливая говорит сама за себя, часто втречается в Северной Италии у слуг-рабов и освобождённых рабов. Надгробие датируют второй половиной III века.

Надгробие на улице Порта Борсари

Надгробие матери и жене Веронии Каэзии на улице Порта Борсари

В северной Италии обнаружены свидетельства 13 сожительств общественных рабов, три из них с рабынями, 4 с освобождёнными женщинами, бывшими рабынями, и в 6 случаях социальное положение женщин не указано. То есть городские рабы жили с женщинами своего круга – рабынями или освобождёнными рабынями. На самом деле, городу рабыни нужны были для пополнения количества общественных рабов, поэтому власти приветствовали сожительство и рождение детей. После выполнения своей основной функции – рождения детей, женщин- рабынь, достигших возраста, когда они уже не могли рожать, освобождали. Так освобождённые рабыни города продолжали жить с рабами города, и их дети оставались рабами. На улице Порта Борсари в доме №29 внимательный взгляд увидит надгробие под стеклом. В стену дома вмурован камень с надписью II века, которой речь идёт о семье публичного раба. Отец и два сына, городские рабы Вероны,  посвятили надгробие матери и жене – освобождённой общественной рабыне-вольноотпущеннице  Веронии Каезии. Интересный случай, когда одному сыну дали фамилию матери, а второму – отца. Речь идёт как всегда не о браке, а о фактическом сожительстве городских рабов. Женщину освободили со временем, видимо из-за возраста, а дети и муж остались рабами города. Её имя редкое, только одно упоминание в Брешии, предполагают, что город  купил рабыню у частного лица Каезия. Один сын получил имя Каезиус от матери. Второго сына назвали  по греческому имени отца – Гелиодорус, которое  редко встречается  на территории  Х района Venetia et Histria. Фамилия отца Вероненс из-за его хозяина-города Верона.

У городских рабов было право объединяться в корпорации по профессии. Известны  сообщества плюмбариев (занимающихся производством свинца и изделий из него), кузнецов, служителей в термах и в администрации города.Такие объединения назывались колледжи или фамилии. Среди них выбирались старшие колледжей и даже проводились «курсы повышения квалификации». Часто такие сообщества посвящали богам статуи и надписи. В северной Италии сохранились упоминания трёх объединений публичных рабов: в Фельтре упомянуты рабы администрации города, в Падуе рабы, обслуживающие термы, и в Вероне – рабы лимончинти на службе у магистратов в суде также были объединены. В основном по корпоративному признаку, вполне возможно, что такие сообщества публичных рабов вместе молились, их могла объединять  религиозная деятельность. Также возможно совместное участие в погребении членов таких «организаций рабов». Подробностей о таких ассоциациях-семьях мы пока не знаем.

Бронзовая таблица была на пъедистале статуи, от группы рабов-лимончинти, Верона, Археологический Музей

Веронское свидетельство такой организации — памятная надпись на бронзовой плите, которая была сделана по инициативе и за счёт группы рабов-лимончинти. Она была предназначена для основания статуи М.Гавиусу Сквиллианусу, на которого они работали в трибунале Вероны. Фамилия Гавиус известна в Вероне из-за Триумфальной Арки Дей Гави, семьи знатной, богатой и важной в городе. Впервые эта надпись известна в доме (около Кафедрального Собора Вероны) каноника Паоло Ферранте в конце XVI века, затем она была в коллекции каноника Никезола на вилле в Понтоне, потом «переехала» в частные коллекции Падуи, Ровиго. В 1741 году бронзовую плиту купил веронец Шипионе Маффей, известный коллекционер и основатель Музея надгробий. Теперь она находится в Археологическом Музее Вероны.

Семейное надгробие на римском некрополе (в Музее Падуи)

Семейное надгробие на римском некрополе (в Музее Падуи)

Вполне возможно, что городские рабы имели право составлять завещания, в Риме найдены свидетельства такого рода, где муниципальный раб оставляет наследникам часть своих сбережений. Но неизвестно на всех ли городских рабов одинаково распространялось такое право. Это было бы важнейшим их отличием от частных рабов. Несколько случаев позволяют понять, что некоторые публичные рабы выделялись доходами из остальной массы, три надгробия на территории Цизальпийской Галлии принадлежат рабам  городов среднего достатка и выделяются богатством украшений и стоимостью. Такие случаи были редкостью, судя по всему, и большая часть городских рабов занималась  непрестижным и неквалифицированным трудом, часто наравне с каторжниками и преступниками, осуждёнными на работы.

Освобождение городских рабов

Существовала сложная юридическая практика освобождения публичных рабов. Сначала один из главных магистратов города представлял на рассмотрение совета декурионов проект освобождения такого городского раба. В случае, если на заседании присутствовали две третьих  от численности совета, вопрос рассматривался декурионами и выставлялся на голосование, если освобождение признавалось целесообразным. При голосовании вопрос утверждался, если «ЗА» было более 2/3 присутствующих декурионов. Совет декурионов далее решал на какой работе останется этот освобождённый раб и сколько он обязан заплатить городу за освобождение. Затем издавался Декрет, и раб становился свободным гражданином. Несмотря на такой статус, он не имел право в дальнейшей жизни работать на другой работе, не утверждённой советом городских декурионов. После его смерти наследником половины имущества оставался город (бывший хозяин раба), как это было принято для всех освобождённых хозяевами рабов в Римской Империи.

Надгробие в Саду Джусти

Надгробие в Саду Джусти Кассии Экзораты

В знаменитом веронском саду Джусти есть интересная надпись на надгробии II века н.э. Где и когда обнаружили эту плиту мы не знаем, но в XVI веке она находилась в доме врача Алессандро Серего на площади Бра. Надпись гласит, что при жизни Кассия Экзората обеспечила место  захоронения для себя, Кассии Приски, Антонии Марчеллы и, неожиданное посвящение, для публичного раба Синтрапуса. Судя по всему, речь идёт о двух сёстрах, дочерях  Кассиуса, судя по одинаковой фамилии семьи — Экзорате и Приске. На надгробии указаны размеры захоронения 775 кв. ступней, очень большое по тем временам. Такой семейный некрополь пока на пятом месте по размерам, из всех известных в Вероне. Конечно, это говорит о богатстве и достатке семьи Кассиус, известной и часто встречающейся в Х Районе Venetia et Histria Римской Империи. На надписи встречается редкое греческое имя Синтрапус публичного раба. Странный случай, когда три женщины знатных семей похоронены вместе с публичным рабом. Какие отношения могли связать их при жизни? К сожалению, мы этого не узнаем никогда. Это могла быть дружба, уважение или даже любовь? На надгробной плите в виде украшения сверху изображена собака — в средние века Верона вернется к такой тематике — правители делла Скала носили имена и прозвища связанные с собаками. 

Памятник Аристотелю в Стагире — Статья Найдена Могила Аристотеля?

Статьи на сайте про экспонаты веронских Музеев

Керамика 15 века                     Римские плиты-украшения

Картины на меди                       Медали в Музеях 1

Стекло римлян                            Античная бронза-сосуды

Апулийская керамика             Картины на камнях-парагоны

Римские амфоры                         Светильники римлян

Две амфоры из Музея               Городские рабы, часть 2

Центурионы из Иллази           Свинцовые гробы и камея

Гладиаторы — мозаики             Гладиаторы — надгробия

Надгробие Святой                     Этруские урны в Музее

Древний клад в музее              Дароносица в Музее

Фрески 14 века в Музеях

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × пять =