Он должен жениться!

21 Декабрь, 2015

Он должен жениться!

Судебное дело 1567 годаКьяра девять лет встречается с Бартоломео, ждёт от него четвёртого ребёнка и хочет стать его  законной женой (желание более чем понятное). Чем закончился суд, по вашему мнению? Бартоломео обязали жениться? В наши времена победила бы Кьяра, тем более Бартоломео от детей не отказывался, содержал их и вся деревня знала, что они вместе живут, для современного судопроизводства решение очевидно. О времена, о нравы… Предлагаю вам узнать о судебных заседаниях  XVI века  в Вероне, касающихся вступления в брак. Здесь и подкуп свидетелей, и таинственное кольцо, и лжесвидетельство. Таких дел было немало.

Свадебный сундук для приданого, Верона, I половина XVI века, Музей Кастельвеккио, Верона

В апреле 1567 года Кьяра дочь Лючии из Кастельротто (деревня в провинции Вероны) ждёт четвёртого ребёнка и подаёт в суд на Бартоломео по прозвищу Палтена из Фумане, управляющего поместьем Джулио Гандини. Она хочет стать его законной женой. Документы этого процесса сохранились в религиозном Архиве Веронской Курии.

История отношений Кьяры и Бартоломео началась девять лет назад, сопровождалась четырьмя беременностями Кьяры (три младенца, отданные кормилицам на средства Бартоломео, к моменту суда умерли в течении первого года жизни), недовольством семьи Кьяры из-за неопределённости её статуса и многочисленными обещаниями Бартоломео. Он неоднократно подтверждал намерения жениться на Кьяре, жить вместе долго и счастливо, обеспечивать женщину и детей. Обещания давались без свидетелей, потому что Бартоломео хотел секретного брака. По его объяснениям, тайна нужна была, чтобы не потерять престижную работу. В те времена часто браки молодых людей держались в секрете. Инициаторами секретности чаще всего были мужчины. Иногда это происходило из-за экономических мотивов (чтобы не потерять первоочередное право на наследство) или из-за разногласий в семье (например, когда отец был против брака сына).

Свадебный сундук из Вероны 16 века

Улочка в Кастельротто

Улочка в Кастельротто

Ситуация Кьяры, осложнённая четырьмя беременностями, тем не менее, не представляла в те времена единичного случая в Вероне. Много общего у судебных дел тех времён, касающихся браков, с делом Кьяры. Прежде всего то, что неоднократно рассматривалось и подчёркивалось в суде, Кьяра происходит из небогатой семьи, и отец её умер. Инициаторами большинства судов являются женщины, и у них, как у Кьяры уже нет отца к моменту рассмотрения дела. Что это значит? Только то, что молодые женщины остались практически без поддержки и защиты семьи, олицетворял которую мужчина, отец, глава семьи. Посягать на  честь таких девушек  намного легче. Для общества того времени понятия «честь» и «сохранение чести» основополагающие, краеугольные камни сознания. Не случайно, во всех документах епископских судов, касающихся брака, свидетели повторяют эти слова «far onor», то есть «оказать, сохранить, восстановить честь». Главная цель заключение брака в то время – вернуть женщине и её семье «честь», пошатнувшуюся и временно утраченную из-за внебрачных половых отношений. Для женщины понятие «честь» связано с отношениями с мужчиной, и только обещания брака предохраняют её от утраты чести при вступлении в связь с мужчиной.

Триумф Любви, фрагмент украшения свадебного сундука, Верона, Либерале, Музей Кастельвеккио

В случае Кьяры свидетели подтверждают её честное имя, единодушное мнение- «женщина хорошего поведения и доброй славы». Из-за её репутации свидетели говорят, что их отношения и не могли быть ничем иным, только браком, так как иначе женщина не согласилась бы вступить с ним в связь и рожать детей. По мнению свидетелей, на публике отношения между Кьярой и Бартоломео были типичными отношениями мужа и жены.

Позиция судьи. Эти заявления касались очень важного аспекта и должны были стать неопровержимыми доказательствами для Кьяры, на этом основании она могла выиграть дело, если бы суд происходил до завершения  Тридентского Собора (1537-1563), на котором был утверждён ряд важнейших католических догматов. В Вероне почва для распространения решений Собора была подготовлена с 1543 года деятельностью епископа Джан Маттео Джиберти, ратовавшего за обновление церкви. В частности, многие его проповеди и труды  касались темы брачных союзов и ритуалов их заключений. Отсюда и веронская особенность брачных судов: подчёркнутое внимание к словам брачного обряда и к свидетелям, присутствовавшим при обмене обещаниями. Суд Епископа Вероны обращает особое внимание на церемонию, по мнению судьи Филиппо Стридонио (был судьёй в Вероне при Епископе Джиберти) наличие свидетелей на момент обмена обетами доказывает свободное решение мужчины и женщины вступить в брак.

Приданое невесты - свадебный сундук, Музей Дома Джульетты, Верона

Приданое невесты — свадебный сундук, Музей Дома Джульетты, Верона

Свидетельство Кьяры. Позиция Кьяры с этой точки зрения слабая, и она настаивает на других сторонах отношений с Бартоломео: обмен обещаниями был в присутствии матери Лючии, но Бартоломео желал секретного брака из-за боязни потерять работу, и поэтому отказывался от публичных заявлений, и Бартоломео беспокоился о детях, признавая их своими, как это делал бы законный отец.

Новые нормы, установленные Тридентским Собором, требовали публичного провозглашения брачных обещаний в присутствии священника. Оставалось понятие о женихе и невесте, добровольно свершающих таинство вступления в брак, но все Епископы, начиная с Джиберти, настаивали на присутствии свидетелей для признания законным брака.

Свадебный сундук, сделанный в Вероне, 16 век

Свидетельство матери Лючии. У Кьяры нет прямых свидетелей, её мать Лючия рассказывает подробно о первом визите Бартоломео.

«7июля девять лет назад в воскресенье вечером пришёл в наш дом в Неграрине Бартоломео Палтена и сказал официальные слова моей дочери Кьяре.

— Кьяра, я пришёл сюда, потому что хочу взять тебя в жёны, обещаю быть верным и не бросать тебя, пока земля не покроет мои глаза.

– Кьяра разумно ответила: Бартоломео, я не хочу делать этого без согласия и присутствия моих родственников (она употребила слово Barbi, что теперь значит бороды, а на веронском диалекте дядьки, то есть имелись в виду родственники-мужчины, мудрая Кьяра, надо было настаивать на этом и без них не соглашаться!)

— Я обещаю взять тебя в жёны и никогда не бросать тебя  Если я тебя брошу, то больше радости в этой жизни мне не видать, и Господь лишит меня языка, потому что ты не заслуживаешь этого.

Дом 16 века в Кастельротто. Кто теперь знает, не здесь ли жила семья Кьяры?

— Я никогда не была с мужчиной, и не хочу быть ни с кем, кроме мужа.

— Я принимаю тебя как свою жену, — сказал Бартоломео и взял руку Кьяры

— Я принимаю тебя как мужа,- ответила Кьяра.

— Лючия, не сомневайтесь, что она моя жена, и я прошу её у вас в жёны. Можете идти спать.-

И доверчивая мать Кьяры Лючия ушла наверх в комнату, где спала с двумя другими дочерьми. Вот такая брачная церемония произошла у них в 1558 году 7 июля.

Для суда свидетельские показания Лючии сомнительны, из-за того, что она напрямую заинтересованная родственница, и, самое главное, социальное и материальное положение Кьяры и её матери хуже, чем у Бартоломео, это неоднократно указано в документах. Свидетельства родственников экономически слабой стороны всегда ставились под сомнение, из-за выгоды этого брака для них.

Мистическое обручение Святой Катерины

Отсутствует ещё один важный материальный  элемент, который мог подтвердить  намерения Бартоломео – кольцо. Кольцо мы встречаем ещё в традициях древних римлян, с XIII века распространяется его  значение как важного ритуального элемента из-за использования кольца, как религиозного символа, при мистическом обручении монахини с Христом. Бартоломео не дарил Кьяре кольцо. Лючия свидетельствует, что в сентябре того же года  Бартоломео надевал кольцо на палец Кьяре, но суд определил, что оно принадлежало семье Кьяры.  Лючия дала своё кольцо  Бартоломео, чтобы передать его  дочери. Так что, сам  он кольцо для Кьяры не покупал.

Свидетели Кьяры. На суде Кьяра должна доказать, что её круг общения достойный и ничуть не уступает по уровню свидетелям Бартоломео. В её пользу свидетельствуют родственники, друзья и знакомые, уважаемые люди, небогатые, но со средствами, позволяющими поддерживать достойный уровень жизни. От того, какие люди пришли в защиту Кьяры, у суда  складывалось мнение о семье Кьяры и образе жизни (в каком-то смысле – Скажи мне, кто твой друг…) В её пользу свидетельствует единственный друг Бартоломео — Джован Баттиста Казотти, но его прошлое ставит под сомнение  показания – он был выслан из Вероны за участие в драке, во время которой ранил ткача.

Передняя панель веронского свадебного сундука работы мастерской Бадиле

Свидетели Бартоломео. Сторона Бартоломео сразу  ставит под сомнение одного из свидетелей Кьяры – Бернардино (друг младшего брата Кьяры  рассказал, что узнал о браке от самого Бартоломео, который  показывал ему свадебное кольцо). В суде выступает мать этого свидетеля Бернардино, шестидесятисемилетняя  Аньезе. Женщина  говорит, что её сын получил деньги, новый головной убор (берет)  и пояс для кинжала, то есть свидетеля  подкупили. Ещё два человека эти слова  подтверждают, а двое других, говорят, что они про это ничего не знают. Если принять во  внимание, что с 1542 года по закону Совета Венеции  самое мягкое наказание за лжесвидетельство – отрубить правую руку и отрезать язык  (и смертная казнь, если свидетельство привело к смерти невинного), то я бы решила, что мать Бернардино сумашедшая. После её слов в суде, сыну грозил уголовный Суд Малефичио  Вероны за лжесвидетельство.

Венецианский свадебный сундук, 1550-65 годы

Свидетельство Бартоломео. Бартоломео завершает свою защиту, свидетельствуя о том, что всегда платил Кьяре за удовольствия, ставит под сомнение её честность, как женщины, и обвиняет её в связях с другими мужчинами, и самое тяжелое обвинение в том, что она неоднократно вступала, по его мнению,  в сношения со своими кровными родственниками. ( Подлый брачный аферист этот Бартоломео!)

Постановление Суда. 4 февраля 1568 года  викарий Епископа Вероны судья Филиппо Стридонио зачитал постановление суда. Брак между Кьярой и Бартоломео не существует, потому что нет доказательств. Расходы Суда должна оплатить Кьяра, а Бартоломео ничего никому не должен и свободен от всяких обязательств в отношении Кьяры.

Приданое невесты из семьи Строцци, сундук-сейф для ценностей,Флоренция

Приданое невесты из семьи Строцци, сундук-сейф для ценностей,Флоренция

Дальнейшая судьба Кьяры и её четвёртого ребёнка, родившегося во время суда,  неизвестна, также мы не знаем были ли обращения после этого процесса в уголовный городской Суд Малефичио за подкуп свидетелей и лжесвидетельства и как сложилась жизнь Бартоломео.

Читайте истории из прошлой жизни на сайте

Семья нотариуса 17 века  

Кровавая хроника Вероны 17 века

Печальная история Доменики

История любви и ненависти — Флоренция 16 век

История Графини 12 века

Три женщины — один дом в Вероне

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 + шесть =