Райские сады Элеоноры — династия Эсте, часть 4

2 августа, 2020

Райские сады Элеоноры — династия Эсте, часть 4

Феррара — мир мужчин в средневековье, но ситуация менялась и во многом на это повлияла  жена Герцога Эрколе  Элеонора Арагонская (1473 — 1493). Герцогская чета отличались от всех предыдущих правителей Феррары. Она – дочь короля Неаполя и племянница королевы Кипра, он – первый законный наследник трона Эсте, взошедший на престол с герцогским титулом. Эрколе – старший законный сын, родившийся в 3 браке Николо III Эсте от жены Риккарды ди Салюццо. На момент смерти отца ему  10 лет, и он с 8-летним братом Сигизмондо и матерью Риккардой отправлен в Неаполь сводными братьями. Законные сыновья Эсте после смерти Маркиза Николо жили и воспитывались при дворе неаполитанского короля– подальше от Феррары, чтобы не конкурировать в наследии со сводными братьями-бастардами Леонелло и Борсо. Завещание Николо назначило следующий порядок наследования – Лионелло и его законные дети, и в последнюю очередь сыновья Эрколе и Сигизмондо. О бастарде Борсо вообще в завещании речи не было, поэтому его наследование могло считаться незаконным. Читайте в статье Феррара мир мужчин и бастардов.

Сперандино, 1473 год, медаль Эрколе Эсте и Элеоноры Арагонской

С другой стороны, вокруг был мир, который начинал меняться, и повсюду в Италии, чтобы удержаться у власти старые  Синьории вынуждены  перенимать обычаи и традиции государств Европы. Ведь с европейскими монархиями устанавливались  связи, укрепленные брачными союзами. Времена бастардов заканчивались, начиналась эра династических прав и придворного этикета – это становилось ключом к “высшему свету принцев”, от которого все больше зависело существование маленьких итальянских государств.

Эрколе I Эсте, став герцогом Феррары, Модены и Реджио, через неделю (!) начинает реконструкцию и перестройку домов своих предков, чтобы они соответствовали его герцогскому статусу и, конечно, королевскому рангу его будущей супруги. В северном крыле Старого Двора Эсте он размещается новые аппартаменты – для себя и для герцогини Элеоноры. Ей, судя по всему, они не слишком понравились, потому что уже через 3 года, в 1477 году она принимает беспрецендентное решение – отселиться от мужа в отдельное здание.

Балкон Элеоноры на старой карте-рисунке Феррары

Выбор Герцогини – КастельвеккиоСтарая Крепость, до этого была необитаемым военным сооружением. В феврале 1477 года летописец писал: “начали работать в Кастельвеккио, укреплять арматурой и делать комнаты для мадонны герцогини, которая не могла жить как мужчины”. Так называемая “крытая улица” — это коридор, соединяющий дворец Старого двора с крепостью. На нем заменили крышу, и место складов-арсеналов и казарм охраны заняли комнаты, гардеробные, кладовки и кухня герцогини.

Корте Векья и замок соединены крытыми переходами

Все бойницы замуровали, чтобы не выпали дети (Альфонсо тогда еще не было и двух лет). Вся крепость обросла окнами, лождиями, балкончиками и садами. Подвесной сад был создан над всем западным двором крепости – оригинальное решение для места развлечения придворных дам. Второй сад разбили с северной стороны замка – за крепостным рвом – павильон с колоннами и фонтаном, с лоджиями и перголами, увитыми цветами, с клумбами, кустарниками и фруктовми деревьями. “Маленький рай на земле”, “Вавилонские сады”, “божественное место” — вот как описывали сад Элеоноры Арагонской.

План одного из садов в Кастельвеккио, 16 век, архивы Модены

Комнаты Элеоноры разметились в западной части замка, к которой надстроили этаж. В аппартаментах герцогини “большой зал”, комната в башне Маркезане, гардеробная с потолком, расписанным “под античность”, две комнаты с растительными узорами, комната с печью и комнаты для придворных дам. В 1485 году во время ремонта, указаны также “салон мадамы” рядом с новой комнатой, салон для дам, комната рядом с личной  часовней Герцогини. “Комната мадамы” выходила на мраморный балкон надо рвом, с окнами, украшенными деревянными колоннами с резными капителями. На стене огромные колонны и фреска с видом Неаполя — “вид с натуры, на переднем плане синее море, с кораблями и галеями», на берегу видны все важные здания города. Фигурки и изображения “жирафа, осла, овец, садов сделаны как настоящие”. С фрески зелень садов переходила на стены и на лождию, и создавалась иллюзия сочетания реального и нарисованного (на 40 лет раньше известного Зала Перспектив на Вилле Фарнезе). Кроме упоминания в архивных документах, от украшений в комнатах Элеоноры ничего не осталось. Может быть, три фрагмента цикла, которые приписывают Эрколе де Роберти или его боттеге, с изображениями знаменитых женщин античности были созданы для комнат Элеоноры в Старом Замке Феррары?

Эрколе де Роберти, Жена Асдрубала с детьми, 1490-93, Нац галерея Вашингтона

Решение Элеоноры поселиться в Кастельвеккио постепенно повлияло на развитие всего города. Центр придворной жизни сместился к северу, это повлекло перестройку и расширение города, задуманные и воплощенные Герцогом Эрколе и его женой. Замок, построенный в XIV веке на границе города стал центром города в конце XV века.

Дети Элеоноры, в особенности Альфонсо II последовали за матерью в новые резиденции Кастельвеккио, и постепенно Старый Двор – древняя резиденция династии Эсте напротив Кафедрального Собора был покинут членами правящей семьи. А Старый замок стал большой роскошной резиденцией герцогов Феррары.

Кастельвеккио — замок Эсте в Ферраре

Несомненно, что часть работ по перестройке Кастельвеккио прошла под непосредственным руководством Элеоноры Арагонской. Во время частого отсутствия мужа она управляла государством и рассматривала просьбы о помиловании осужденных. Мало того, Элеонора Арагоская оплачивала из личных средств работы по перестройке Кастельвеккио – в 1491-92гг оплатила строительство новой конюшни и крыши замка. На следующий год подготовила комнаты для приема дочери Беатриче Эсте – Герцогини Милана — “Зал в замке и другие комнаты, где я пребываю в зимнее время…”

Эрколе де Роберти, Лукреция, 1489-93, Галерея Эстенсе, Модена

Большая часть расчетных книг Элеоноры утеряна, но известно, что Герцогиня была богата и независима в финансовых вопросах. Её приданое составляло 60 тысяч дукатов и ежегодного содержания (от 700 лир в 1476 году до 25 тысяч в 1493 году – расходы на питание 9475 лир, гардероб 8 тысяч, оплата придворным и слугам 7575 лир). Помимо денег, драгоценностей и серебра, она распоряжается в завещании пятью тысячей овец, 500 коровами и 80 парами буйволов (большая часть личных средств ею оставлена монастырям города).

Украшения стен в комнате Герцогини

В 1479-80гг вместе с придворным инженером Пьетро Бенвенути Герцогиня занималась радикальной перестройкой старого дворца Эсте. В письмах мужу – подробности работ, на которые он отвечал разьяснениями и собственными “рисунками проекта”, полностью доверяя здравому смыслу и способностям жены.

Кастельнуово, Неаполь

Роль Элеоноры в “освоении” Старого Замка значительна еще и потому, что идея превратить старую военную крепость в герцогскую резиденцию шла вразрез с традициями династии Эсте. Они оставались верными старым комунальным традициям Синьоров города и жили в городской, практически купеческой резиденции, которая не имела с военным благородством рыцарей ничего общего. Читайте в статье Резиденции Эсте в середине 15 века.  Идея сделать из городской крепости резиденцию герцогов не новая. Висконти сделали это в Парме  уже с середины XIV века. В Мантуе Людовико Гонзага провел работы в Крепости Сан Джорджо, а Галеаццо Мария Сфорца в Милане перевел свой двор в крепость, построенную отцом (Кастель Сфорцеско). Для Элеоноры Арагонской  примером стал дед – Альфонсо Арагона перестроил Кастельнуово в Неаполе. Вид Неаполя в ее спальне приобретает символический смысл — связь с ее предками.

Бенедетто ди Майано, Тавола Строцци, 1472 — 73 гг — Вид Неаполя,

Другие виды Неаполя находились в комнатах ее детей. Элеонора видела в королевской резиденции отца Ферранте подарок от флорентийца Филиппо Строцци — изголовье кровати, расписанное видами Неаполя (1472-73 гг, Бенедетто ди Майано, Тавола Строцци). Еще один пример, о котором знала Элеонора,  Кастель Капуано у городских вород на границе Неаполя был превращен в резиденцию наследника- её брата Альфонсо, герцога Калабрии. Также был создан сад, но в резиденции мужчины — это место для охоты. С 1488 года в Неаполе по совету Лоренцо Медичи работал Джулиано да Майано – построил виллу Ла Дукесса (Герцогиня) между замком и парком с прекрасным садом. (Они остались только в воспоминаниях современников, как “райское место”).

Кастель Капуано в 17 веке, Неаполь

 

 

Сады Замка Капуано были созданы раньше. В Замке жил с 1465 года Альфонсо д Арагона со своей женой Ипполитой Марией Сфорца. Необыкновенная женщина – в 13 лет признесла речь на Церковном Соборе в Мантуе и поразила Папу ПиоII Пикколомини. В Неаполе молодая герцогиня создала кабинет, где хранила многочисленные греческие и латинские манускрипты, собрание живописи и медалей, чем вызывала неудоумение даже у собственного секретаря. (Ипполита Мария никогда не стала королевой, она умерла раньше, чем ее муж стал Королем Неаполя).

Гирландайо, Портрет Ипполиты Марии Сфорца,

В 1465 году секретарь писал её матери Бьянке Марии Висконти, что молодая герцогиня “заканчивает создание кабинета, обьявила мужу о желании учиться, просит мать помочь с обстановкой и прислать ей портреты всех ее братьев, сестер и родителей. Я сам знаток медалей, но … то что она задумала, клянусь, она решила без моей подсказки – и с кабинетом, и с книгами, и с живописью…”. Вот так… получается первый известный нам “кабинет” эпохи Возрождения для занятий был создан женщиной и для женщины. Не очень была счастлива в браке Ипполита Сфорца, муж ей изменял, но это уже другая история…

Элеонора Арагонская

Читайте в статье Кабинет просвещенного принца.

Кто в Неаполе был связан с Ипполитой Марией Сфорца дружескими узами? Сестра ее мужа — Элеонора Арагонская, разница в 5 лет не помешала стать им близкими подругами, они переписывались, когда Элеонора уехала замуж в Феррару. В 1477 году в течении полугода Элеонора жила в Неаполе с маленькими дочерьми Изабеллой (будущей Герцогиней Мантуи) и Беатриче (Герцогиней Милана), здесь родила сына Ферранте Эсте. Они гуляли с невесткой в садах Кастель Капуано в резиденции Ипполиты Марии. Прогулки под апельсиновыми деревьями, разговоры и общение отложили отпечаток и повлияли на проекты восхваления – маньифиченца, предпринятый через 20 лет в северных городах Италии. Дочь Элеоноры Арагонской герцогиня Мантуи Изабелла Эсте станет признанной “примадонной Европы”.

Процесс общения герцогинь и принцесс разных государств, связи, обмен новостями, мнениями и постоянная переписка значительно влияли на культуру, искуство и …на политику. Конечно, идеи жен были часто новизной для государств, ведь они были иностранными принцессами. Историки говорят об обмене идеями между Лоренцо Великолепным и Альфонсо Арагонским, Людовико Гонзага и Федерико да Монфельтре, об их роли в распространении идей Ренессанса. Но за каждым влиятельным правителем стояла не менее влиятельная женщина: женщины – принцессы внесли свой вклад и немалый в развитие культуры и обмен идеями просвещения среди итальянских государств.

Читайте статьи на сайте

Жизнь Вероны в 13 веке

Роскошь Венеции — драгоценности

Сумки были всегда!

Инквизиция в Венето, часть 3

Веронский мрамор — люмакелла

Путешествие по морю в 15 веке

Кларисса Орсини — роза с шипами

Не родись красивой — история Виктории Аккорамбони

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 − один =