10. Мама, нам надо поговорить…

8 Октябрь, 2019

10. Мама, нам надо поговорить…

Что первым делом приходит на ум нормальной матери после таких слов? В лучшем случае — хочу жить отдельно, выхожу замуж или жду ребенка. В наше время даже беременность не очень плохая новость. Можно ожидать и худшего — люблю женатого, я лезбиянка, наркоманка или…ухожу в монастырь.

Четыре года назад мама Марианжела спокойно мыла посуду после ужина и ее дочь заявила, что решила стать монахиней. Паоле 22 года, она заканчивает Институт изящных искусств в Комо. «Мы с отцом лишились слов. Конечно, спросили, когда пришли в себя — хорошо ли она подумала? В результате поставили только одно условие — сначала защитить диплом и получить образование. Теперь наша дочь Суор Паола живет в домениканском монастыре в Пратовеккио послушницей. Через два года она примет постриг».

В наши дни совсем нелегко смириться с таким решением своей дочери, Марианжела поясняет почему: «Паола всегда была очень подвижным и беззаботным ребенком, больше всего ей нравилось путешествовать. Не то, чтобы она была готова к замужеству, но всегда я видела ее «свободной». Любовь к человеку понять в наше время несложно, а вот непреодолимую любовь к Богу?

«Когда я увидела ее сияющие глаза и улыбку после поступления в монастырь… Если она только притворялась довольной, то она притворялась гениально»

Сегодня, родителей удивляет и возраст, в котором дети решаются на подобный шаг.

«В нашем монастыре 19 сестер — от 26 до 98 лет возрастом. 26 лет, 31 год, 37 лет, 41 год и дальше … до старейшины 98 лет», — рассказывает суор Джованна — наставница женского монастыря в Пратовеккио. Наставница занимается воспитанием «молодых» послушниц до пострига в монахини. Она сама стала монашкой в 25 лет, а до этого работала секретарем в большой компании.

 

«Многие семьи видят в монастырях своего рода тюрьму, закрытую от общества и конец активной жизни. Для нас — это новое начало жизни. Матери и отцы строили планы, гордились карьерой дочери, некоторым уже шили подвенечное платье. И вдруг все их ожидания и надежды, связанные с ребенком, исчезают. Только со временем понимают и принимают решения своих детей». Так случилось с Диего Нава из Реджио Калабрия, 72 года. Решение старшей дочери уйти в монастырь он воспринял как предательство. «Отличница, после трудного классического лицея (с греческим и латынью), получила красный диплом по Биологии в Университете, и вдруг …у отца шок от такого решения».

Семейный психолог Мариятереза Дзанотти (доцент Института Джованни Паоло 2) рассказывает: « Пять лет отец не общался с дочерью после такой новости в ее жизни. Он был предпринимателем, и его единственная дочь защитила диплом по экономике. Она была необходима для его семейного дела, чтобы продолжить традиции, но… ушла в монастырь. Они встретились только перед смертью отца, когда он заболел неизлечимой болезнью и три месяца дочь не отходила от его постели ни днем, ни ночью… — Такой я не знал свою дочь»

Странно, но практикующие католики труднее воспринимают выбор ребенка, связанный с посвящением себя Богу. «Парадоксально. Мать — преподаватель религии и катехизма отводит взрослого ребенка к психологу, некоторые ищут решение проблемы в общении с девушкой/юношей, — говорит Дон Марио, ректор Семинарии в Турине, — иногда родители решительно против и им удается изменить намерения своих взрослых детей».

 

Дон Камилло Ладогана 11 лет возглавлял Духовную Семинарию в Чериньола-Асколи. «Я работал в области Пулья. Мое решение взрослое и выстраданное. Мой отец пытался переубедить меня, и предупреждал, что я могу раскаятся. Его беспокойство, как и многих родителей с юга связано с обетом воздержания — целибатом, который обязаны соблюдать и священники, и монахи».

Именно у меня, Господи, ты забираешь ребенка. Почему?

«Мои родители были шокированы, но, должен признать, они не пытались изменить мое решение. Я не дал им много времени, чтобы привыкнуть к моей идее изменить жизнь. В июле 2005 года я защитил диплом и работал на радио, а в сентябре рассказал родителям, что хочу поступить в духовную семинарию, в октябре я уже был там» (Дон Даниэле, 39 лет, священник в Удине).

В 2010 году в Италии рукоположено 405 новых священников, немного больше, чем годом раньше. Дон Массимо Камисаска уже 27 лет работает ректором Сан Карло в Риме. Из 200 студентов семинарии половина принимает сан. «Все они очень разные, и по разному пришли к такому решению. Первая реакция дома — удивление, и это естественно, на сына, иногда единственного, всегда возлагаются большие надежды — высшее образование, карьера, жена и дети, продолжение рода. В основном, когда семья видит, что сын доволен избранным путем, все успокаиваются».

Дуомо Вероны в статье Раскин о Вероне

 

Читайте статьи на сайте про Женские монастыри Венеции

1. История Марианны стала романом

2. Все о монахине из Монцы — акты судебного процесса

3. Жизнь в монастыре — постриг

4. Роль женских монастырей в обществе

5. Брак или монастырь?

6. Мужчины-соблазнители монахинь

7. Монахини и монахи

8. Как покинуть монастырь?

9. Монахини и паломники

Похожие Посты

Добавить в

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × 5 =